Многие из людей, страдающих хроническими заболеваниями, также страдают депрессией. Некоторые люди приходят на программу Lightning Process с депрессией как с основной проблемой, в то время как у других депрессия развивается в результате другого заболевания, такого как хроническая боль, тревожность или изнурительная усталость.

Важнейшим шагом к тому, чтобы решить какую-то задачу является понимание задачи. Важно именно ПРАВИЛЬНОЕ понимание задачи или проблемы. Одно из больших препятствий, которое может помешать осуществлению значимых изменений при депрессии, — это устаревшее убеждение, что депрессия вызвана химическим дисбалансом.  То есть имеет место неправильное понимание.

Мы так часто слышим или читаем о «химическом дисбалансе» как о причине депрессии, что становится ясно, что эта устаревшая теория очень хорошо укоренилась и сохраняется в общественном сознании.

Итак, это обновленная информация о некоторых более современных представлениях о депрессии.

Как и многое другое, понимание того, как наш разум и тело неразрывно связаны и влияют друг на друга, в сочетании со знанием того, что наш мозг изменяется и адаптируется со всем опытом (нейропластичность), пролили новый свет на депрессию и полезные пути восстановления.

ИСТОРИЯ ДЕПРЕССИИ

Депрессия существовала всегда, однако теория о ее причинах и, как следствие, лечение менялось с течением времени. Совсем давно это рассматривалось с религиозной точки зрения как форма одержимости демонами или духами. Одно из первых и глубоких описаний депрессии встречаются в трудах врачей «круга Гиппократа» — древнегреческого врача с острова Кос, отец которого был жрецом Асклепия. Гиппократ считал, что дисбаланс четырех телесных жидкостей, слишком большое количество черной желчи, вызывало депрессию, которую Гиппократ называл меланхолией. Для лечения практиковалось кровопускание. Затем мы перешли от идей о жидком дисбалансе к эмоциональному дисбалансу — подавленный внутренний гнев, затем к стилям мышления и отсутствию навыков совладания с собой.  Римские врачи считали, что депрессия развивается и в результате возникновения какого-либо угнетающего представления или печальной мысли. Из всех средневековых мыслителей наиболее яркие открытия в области психологии меланхолии сделал святой Августин, вероятно, сам перешивший яркий эпизод депрессии в возрасте 32 лет. После принятия христианства в своей знаменитой «Исповеди» он так описывал свое состояние: «Невыразимая печаль переполнила сердце мое до того, что я готов был излить свою скорбь в потоках слез». Методы лечения менялись по мере того, как менялись теории, и включали экзорцизм (изгнание бесов), холодные ванны, изменение диеты, упражнения, психотерапия и даже «электричество в мозг».

Однако с 1950-х годов возникла блестящая новая теория. Было высказано предположение, что депрессия была результатом простого химического дисбаланса в мозге. Теория химического дисбаланса была выдвинута потому, что введение депрессивным людям определенных химических веществ показало некоторую эффективность. Это произошло по счастливой случайности, когда люди, принимавшие определенное лекарство от туберкулеза, заметили улучшения в своей депрессии. Этот препарат не был разработан в лаборатории специально для лечения депрессии. Однако важно понимать, что теория возникла не в результате фактического обнаружения химического дисбаланса, а просто в результате обнаружения того, что определенные лекарства вызывают изменения в депрессивном состоянии у некоторых людей. Это была изящная теория, основанная на идее о том, что если вы дадите кому-то помогающее химическое вещество, значит, у него должен быть дефицит этого химического вещества. Теория была уточнена, чтобы указать на отсутствие определенного химического вещества под названием серотонин — нейромедиатора с множеством функций.

Теория низкого уровня серотонина возникла потому, что врачи-ученые поняли, как лекарства действуют на мозг; это была гипотеза, которая пыталась объяснить, как препарат может что-то исправить. Однако эта гипотеза не выдержала дальнейшего исследования. Были проведены исследования, чтобы выяснить, действительно ли люди с депрессией имеют более низкий уровень серотонина, и в 1983 году Национальный институт психического здоровья (NIMH) пришел к выводу, что «Нет никаких доказательств того, что с серотонинергической системой пациентов с депрессией что-то не так».

Теория серотонина — это просто не научное утверждение. Это ошибочная теория — гипотеза, которая оказалась неверной. Гипотеза о том, что нежелательное поведение и депрессия вызваны дисбалансом серотонина и дофамина в вашем мозгу, НИКОГДА не была доказана.

Напротив, исследования доказали, что теория НЕПРАВИЛЬНА, но эти доказательства были скрыты.

Тем не менее, врачи поддерживали эту теорию и назначали свои пациентам терапию, исходя из предположения о химическом дисбалансе.

Если люди, которым становилось лучше, пока они принимали эти лекарства, повышающие уровень серотонина, затем прекращали их принимать, частота рецидивов была очень высокой. Это еще больше укрепило теорию химического дисбаланса. Таким образом, теория химического дисбаланса выглядела хорошо, и как вывод людей заставляли принимать лекарства всю оставшуюся жизнь для решения чисто биологической проблемы.

Также было проведено множество испытаний лекарственных средств, которые показали эффективность этих препаратов. Таким образом, эта теория превратилась из возможной теории в общепринятую в медицинском мире и широкой публике. В 1980 году прозак стал звездой шоу и самым назначаемым лекарством в США.

Эта теория сделала несколько вещей.

Теория начинает рассыпаться

 Однако были некоторые серьезные проблемы с теорией химического дисбаланса, которые в итоге привели к ее упадку.

 Тестирование — если вы дадите здоровому человеку препарат, ограничивающий доступность серотонина, теория предполагает, что эти препараты могут вызвать депрессию. Но они этого не делают. И вот что действительно странно. Эти лекарства по-прежнему были эффективны при лечении депрессии, то есть, когда вы дадите человеку, находящемуся в депрессии, лекарство, которое снижает уровень серотонина в мозге (противоположное действие антидепрессантов), оно уменьшало проявления депрессии.

Итак, теория превратилась в шаткую. НО тесты показывали, что антидепрессанты действительно эффективны при депрессии. Но так ли это?

Посмотрим снова на результаты

 Отсутствие доказательств химического дисбаланса побудило людей вернуться к результатам тестов для более внимательного изучения.

Получить информацию от фармацевтических компаний, кроме опубликованных данных, невозможно, а получить ее от FDA (Food and Drug administration) непросто. Однако в соответствии с Законом о свободе информации данные о большом количестве опубликованных плацебо-контролируемых исследований и неопубликованных исследований антидепрессантов были сопоставлены и повторно проанализированы.

Врачи по всему миру прописывают их, как будто это действительно сахарные пилюли! Но зачем?

Потому что они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО работают …… для некоторых людей… иногда. Депрессия может иметь разрушительные последствия для жизни людей, поэтому важен любой успех. Эти препараты могут очень хорошо подействовать на некоторых людей. Данные показывают, что это небольшое количество людей, около 30%, что, как оказалось, примерно соответствует результатам плацебо. Конечно, не большинство.

Таким образом, в стремлении получить единую для всех таблетку от депрессии, многие люди (буквально миллионы) не видят результатов с лекарствами и вынуждены выбирать варианты лекарств в надежде, что они в конечном итоге сработают. Если они согласились с теорией «химического дисбаланса», они могут остаться в довольно безнадежном состоянии с «устойчивой к лечению депрессией» и лишены других вариантов, хотя на самом деле это являются нормой.

Итак, следующий очевидный вопрос — есть ли другие варианты?

Переосмысление депрессии

Одна из проблем с диагнозом депрессия заключается в том, что он не дает никакого понимания основной проблемы возникновения депрессии — это описание того, что человек переживает, а не ее причина. Это нарушение психического здоровья в целом — диагноз часто основывается на описании симптомов, а не причин. Например, рвота — это не диагноз, а описание. Было бы странно, если бы мы не заглянули глубже и не предложили средства, не основанные только на рвоте. Нам нужно знать, почему этого человека рвет.

 Итак, переосмысление депрессии заставляет нас рассматривать ее как симптом (или совокупность симптомов). Это признак того, что что-то не так. Как боль или жар, он говорит нам только о проблеме, но не о том, в чем проблема. Люди уникальны. Таким образом, для хорошего здоровья знание о человеке и его уникальных обстоятельствах позволяет провести более подходящее лечение, чем одна таблетка.

Застреваем в нормальном, здоровом состоянии

Сейчас признано, что большинство людей временами в своей жизни будут испытывать депрессивное состояние. Здоровые люди проходят через континуум состояний на протяжении своей жизни в зависимости от своего жизненного опыта. Таким образом, это понимание позволяет нам увидеть, что депрессия — это не какая-то патологическая «сломленность». Новый способ увидеть проблему депрессии — это легкость, с которой кто-то впадает в депрессивное состояние, и неспособность выйти из этого состояния.

 Возможно, как и о боли, мы должны думать о ней с точки зрения острых и хронических состояний. Острая боль — это адекватная реакция на повреждение тканей. Однако хроническая боль бывает разной. Боль стала неуместной реакцией, возникающей после заживления тканей.

Некоторые теперь рассматривают депрессивное состояние как нормальный / естественный и здоровый иммунный ответ.

Когда у нас есть инфекция или воспаление, мы ложимся спать, снижаем активность, меняется настроение, что влияет на наши эмоции, и аппетит падает, пока наше тело исцеляется. Фактически это рассматривает «острую депрессию» как полезную реакцию нервной и иммунной систем. Но очевидно, что важно правильно войти в это состояние и, конечно же, соответствующим образом выйти из него.

Продолжительное пребывание в этом состоянии становится проблематичным, если вы понимаете природу НЕЙРОПЛАСТИЧНОСТИ.

Из-за природы нейропластичности и постоянно адаптирующегося и динамичного мозга непрерывная активация этого состояния может вызвать изменения в мозге, изменяя нашу физиологию и психологию, и мы переходим из острого депрессивного состояния в застрявшее хроническое состояние. Это больше не является адекватной реакцией и вызывает изменения в теле и в мозге. Люди явно переходят в депрессивное состояние по многим причинам, и на это могут влиять эмоциональные проблемы, болезнь, стресс, стиль мышления, генетика, лекарства, диета, отсутствие физических упражнений, плохой сон, травмы или их сочетание. Все они могут влиять на депрессивное состояние, и поэтому их понимание может помочь выработать индивидуальную стратегию выходаиз депрессивного состояния.

Персонализированный долгосрочный подход также будет очень важен не только для выхода из депрессивного состояния, но и для предотвращения перехода в депрессивное состояние в будущем. (рецидив).

Полезно задать вопрос: что происходит, что спровоцировало это депрессивное состояние, и какие изменения можно внести, чтобы помочь выбраться и не выходить. Это позволяет людям исследовать многие лекарственные и немедикаментозные подходы, не отягощаясь ощущением биологической «поломки» из-за химического дисбаланса.

Индивидуальный план лечения

Лекарства, которые мы сейчас используем от депрессии, не сильно изменились за 60 лет и явно не являются той волшебной пилюлей, на которую мы надеялись. Что характерно, фармацевтическая промышленность отказывается от исследований в этой области.  Исследования долгосрочных эффектов антидепрессантов показывают, что пациенты больше не выздоравливают после депрессивных эпизодов, как это было общей нормой до появления современных антидепрессантов. Депрессия, кажется, проходит быстрее, но пациенты имеют тенденцию чаще рецидивировать, превращая то, что должно было быть преходящей фазой, во все более хроническое состояние депрессии .

В настоящее время долгосрочные исследования показывают, что среди людей с большой депрессией только около 15%, принимающих антидепрессанты, достигают ремиссии и остаются здоровыми в течение длительного периода времени. У остальных 85% рецидивы продолжаются, и у них возникает хроническая депрессия.

 Таким образом, хотя эти препараты будут продолжать играть важную роль как часть решения проблемы, внимание переключается на более индивидуальное лечение. Индивидуальный подход к каждому пациенту мгновенно увеличивает количество возможных вариантов.

Тем, кто обнаружил, что лекарства не работают, может быть полезно понять, что это не означает, что все безнадежно. Есть очень много вещей, от которых люди в этой ситуации все еще могут извлечь пользу. Это может потребовать от людей взглянуть на депрессию с более широкой точки зрения, чем просто как на отсутствующий нейротрансмиттер, но это мгновенно открывает возможности, такие как рассмотрение стресса, поведения, убеждений, мыслей, упражнений, диеты, социальных контактов, отношений и эмоций.

Теория химического дисбаланса сокращает возможности. Если не рассматривать депрессию как общий индикатор того, что что-то не так и требует внимания, это может быть действительно продуктивным и полезным способом поиска решений. Помимо мифа о химическом дисбалансе, существует множество вариантов.

 Когда есть другие варианты, все никогда не бывает безнадежным.

Дополнительную информацию о мифе о депрессии можно найти здесь.